ПОХОРОННОЕ БЮРО

«БУДЬТЕ ПОКОЙНЫ»

Обращайтесь к нам в трудную минуту

И будьте покойны:

Мы обслужим по высшему разряду,

Потому что заботимся о вас.

В ее кабинете вновь зазвонил телефон. Звонила Вербена Уилер, жена Мерла, из химчистки в соседнем квартале.

– Нева, ты слышала?

– Да, Тотт только что звонила. Я как раз достала документы.

– Правда, ужас?

– Кошмар!

– Такая милая женщина…

– Да.

– Просто не верится!

– В голове не укладывается.

– Руби говорит, что она, скорее всего, ничего не почувствовала.

– И Тотт так сказала. По крайней мере, она не мучилась.

– Верно.

– Все-таки утешение.

– Вот что, договорюсь-ка я насчет цветов, пока вам заказы не посыпались.

– Думаю, стоит. – Нева ПОХОРОННОЕ БЮРО достала блокнот для заказа цветов. – Что хочешь послать?

– Как всегда.

Нева записала: «Азалия среднего размера в глиняном горшке».

Вербена каждый раз заказывала не букет, а цветок в горшке: пригодится и на выносе тела, и на погребении, а потом и на могиле можно посадить. Надо давать людям возможность выбора. (Она и на работе следовала этому правилу: «Вам крахмалить или нет? Завернуть или повесить на вешалку?»)

– Слова те же? – уточнила Нева. – «С глубокой скорбью, Мерл и Вербена»?

– Пожалуй. Ничего другого в голову не приходит, а тебе?

– По-моему, лучше и не скажешь.

– Норма будет очень горевать.

– Это точно.

– Всех тяжело терять – даже ПОХОРОННОЕ БЮРО старых и больных. Помню, какое было горе, когда мы похоронили матушку Дитти, а следом, в том же году, бедного папашу Дитти.

– Да уж…

– А через год не стало и тетушки Дотти Дитти, помнишь?

– Помню, – отозвалась Нева.

– За год с небольшим мы потеряли всех троих Дитти, и ни дня не проходит, чтобы я о них не грустила.

– Понимаю.

– Когда можно с ней проститься?

– Норма пока не звонила, неизвестно, когда привезут тело. То ли уже сегодня вечером, то ли завтра.

Вербена вздохнула:

– Ладно, до встречи… Так не хочется снова доставать траурное платье, да уж такова жизнь.

Нева положила трубку. Как ПОХОРОННОЕ БЮРО же ей не помнить тетку Вербены, Дотти Дитти? В свое время фирма «Будьте покойны» с ней изрядно помучилась, по сей день расхлебывают. Тетушка Дотти Дитти весила сто тридцать четыре килограмма. Мало того что пришлось заказывать большущий гроб, так, когда ее поднимали, Арвис заработал осложненную грыжу и смещение позвоночного диска – поясница болит до сих пор. Не все знают, что ритуальные услуги – тоже дело опасное, как и любая работа, где приходится поднимать тяжести.

Открыв папку Элнер Шимфизл, Нева прочла, что для нее когда-то был заказан гроб «Ландыш», но в 1987 году заказ был отменен, поскольку Элнер захотела, чтобы ее ПОХОРОННОЕ БЮРО кремировали. Нева поморщилась. Не оттого, что сорвалась продажа дорогущего гроба, а просто из-за кремации опять поднимут шум – особенно пожилые баптисты и методисты. Если нет тела, они всякий раз недовольны, а то и вовсе начинают буйствовать. Иногда даже требуют вернуть деньги за цветы. Нева вспомнила слова Элнер, что кремацию она выбирает не из-за дешевизны, а чтобы сгореть, как факел, – это куда веселей, чем бальзамирование.

Нева углубилась в папку, чтобы освежить в памяти подробности.

Служба: методистская



Священник: преподобный Уильям Дженкинс

Гимн: «Всей душой стремлюсь на небо»

Интерлюдия: «Выше звезд»

Закрыв папку, Нева, сопрано и органистка на круглосуточном дежурстве, собралась в часовню ПОХОРОННОЕ БЮРО, немного порепетировать. Старые церковные гимны вышли из моды, людям подавай совсем другую траурную музыку. Месяц назад кто-то заказал «Долететь до луны».

Нева прошла через коридор и покойницкую в часовню и села за маленький орган. Нашла в стопке нот «Всей душой стремлюсь на небо» – гимн, который прославили Минни Оутмен и семья Оутмен, чьи лица смотрели с обложки нот. Нева сняла кольца, размяла пальцы и, взяв три вступительных аккорда, запела тоненьким, слабым голоском:

Всей душой стремлюсь на небо,

Там я счастье обрету

И по лестнице хрустальной

Я к Спасителю взойду.

Стоит мне Его увидеть,

Как Его узнаю я.

Нет ни тягот, ни лишений

В тех заоблачных ПОХОРОННОЕ БЮРО краях.

Прокричу я: «Аллилуйя!»

Сброшу груз земных забот.

На своем небесном троне,

Знаю я, меня Он ждет.

Хорошие слова, подумала Нева. И очень к месту. Если уж кому суждено попасть в рай, так это Элнер Шимфизл. Всему городу дарила она радость, всегда улыбалась. Слезы навернулись на глаза Невы, она достала платочек. Годы работы в похоронном бюро не сделали ее черствой. О ком-то из ушедших она скорбела больше, о ком-то меньше, но, как было сказано в рекламе, она заботилась обо всех своих клиентах, живых и мертвых.


documentbbpjxsj.html
documentbbpkfcr.html
documentbbpkmmz.html
documentbbpktxh.html
documentbbplbhp.html
Документ ПОХОРОННОЕ БЮРО